Канди

Канди

 

Благословение Канди — не только священный храм Зуба Будды, но и его имя — Канди, сладость, перед которой невозможно устоять (candy — сладость, конфета (англ.)). Это место есть в маршруте любого путешественника, и оно никого не разочаровывает. Его расположение, храм, царящая в нем атмосфера, история, прекрасное озеро — все в этом городе достойно восхищения.

 

По этому городу приятно прогуливаться не спеша — к сожалению, организованный тур не даст вам такой возможности. После осмотра храма вам придется вернуться в автобус и направиться в следующий пункт назначения. Однако, поскольку до Канди легко доехать на поезде, это путешествие можно совершить и самостоятельно, например, выбраться на день из Коломбо.

 

Трехколесный автомобиль отвезет вас от станции к храмовой площа­ди. Водитель сделает все от него зависящее, чтобы убедить вас продол­жить поездку в его компании или остановиться там, где он посоветует. Если он вам понравится, соглашайтесь. Присутствие одного водителя-хранителя не даст наброситься на вас всем остальным. Он будет терпели­во ждать, пока вы осматриваете храм, а затем отвезет вас на экскурсию по городу.

Попробуйте прогуляться пешком по берегу озера. Здесь вы встретите людей в более расслабленном настроении, чем в Коломбо. Стайка моло­дых монахов в ярких шафрановых одеяниях с достоинством проплывет мимо вас, пока вы будете любоваться золотой крышей храмового ком­плекса. Кучка хихикающих девочек пытается подавить веселье при виде любопытствующих туристов. Торговцы чинно восседают на тротуарах в надежде продать воздушные шары или очки от солнца каждому, кто посмотрит в их сторону. У своих ног вы увидите напольные весы, принад­лежащие человеку с плакатом, на котором написано на английском, что он готов измерить ваш вес за несколько рупий.

 

История Канди


Канди был основан князем Викрама Баху (Vikrama Bahu), кото­рый правил своей частью страны, начинающейся от Гамполы (Gampola) с 1474 по 1511 г.

Легенды называют множество версий причины, по кото­рой он перенес столицу в место, ранее называвшееся Сенкадагала (Senkadagala).

Регион оформился в княжество под названием Канда-уда-пас-рата (пять pama, или районов на холмах), или уда-рата (холмистый район).

Среди европейцев оно было известно как Канда, а затем Канди. Сингальцы называли его Маха Нувара (Большой город).

 

В 1592 г. в Канди была перенесена реликвия — священный Зуб Будды, который прибыл на остров в 331 г. н.э. Это событие подтвердило столич­ный статус Канди, несмотря на присутствие португальцев в прибрежных районах. К 1658 г., когда португальцы были вытеснены голландцами, княжество уже было способно сосуществовать, хотя и не без труда, с новыми захватчиками. Англичане, однако, стремились получить остров в цельном виде и завоевали Канди в 1815 г. Правитель, Шри Викрама Раджасингхе (1798—1815), был изгнан.

 

Как добраться до Канди

 

На поезде. Приятный голос из громкоговорителя — «Поезд находится на платформе номер два» — дважды в день объявляет об отправлении со станции Форт Коломбо междугородного экспресса до Канди. По мере того, как опаздывающие пассажиры торопятся занять свои места, ажио­таж нарастает. Здесь охранник не кричит «Все на борт!», как в США, но свистит в свисток и яростно машет зеленым флажком, и поезд отходит вовремя.

 

Открытие линии на Канди в 1867 г. стало началом строительства железных дорог на Шри-Ланке. (Должно быть, этот год был особенно благоприятным, поскольку тогда же на острове были заложены основы чайной индустрии.) Начало строительства стало кульминацией много­летних размышлений, переговоров и развития инженерной мысли, а его результат считается шедевром железнодорожного строительства.

 

Линия достигла Амбепуссы (Ambepussa) в 1865 г. и дошла до Полгахавелы в 1866-м. Затем для строительства железной дороги были проведены подрывные работы в горах, особенно на Сенсейшен-Рок (Sensation Rock), чтобы линия могла подняться по склону к Кадуганнаве (Kadugannawa) к марту 1867 г. Десять туннелей были проложены на 19 км на равном расстоянии друг от друга. Это передовое железнодорожное предприятие открыло для страны путь к переменам и процветанию.

 

Вы легко можете совершить путешествие по этому маршруту, купив билет на междугородный экспресс (ICE). Обратные билеты можно забро­нировать в Коломбо на станции Форт.

 

Бронь можно оформить не ранее, чем за десять дней до предполагаемой даты поездки, а также в день поездки при наличии свободных мест. Брони­ровать обратные билеты можно за 14 дней. Кроме того, можно взять билет в оба конца, который обойдется на 50% дешевле, чем два отдельных биле­та туда и обратно. По телефону брони не оформляют. На билетах отмечают номер поезда, номер вагона, номер места, дату и время отправления.

 

Все поезда относятся ко 2-му классу, за исключением смотровых ваго­нов в конце поезда, относящихся к 1-му классу. Прокатиться в смотровом вагоне можно, даже имея на руках билет 2-го класса, но перед тем как проникнуть туда, договоритесь с охранником.

 

Билет в один конец на междугородный поезд, курсирующий между Коломбо и Канди, стоит 200 рупий (забронированное место в смотровом вагоне) и 95 рупий за место второго класса в обычном экспрессе.

Согласно расписанию поезд преодолевает 116 км за 150 мин. с одной остановкой на пересадочной станции Перадения. На бумаге эти цифры не производят большого впечатления, но в действительности скорость достаточно высока. Когда поезд проносится по рельсам, проложенным по бетонным шпалам, вагоны раскачиваются и громыхают так, что невозможно разговаривать.

 

Постарайтесь занять место с правой стороны, лицом к моторному вагону — отсюда открываются более красивые виды (соответственно, с левой стороны, лицом к моторному вагону, для обратного путешествия из Канди). Изумительный пейзаж сливается в размытое пятно, когда поезд проносится через главные станции, и только после Рамбукканы начинает замедлять ход перед подъемом. Виды холмов в отдалении и спускающихся уступами рисовых полей на дне роскошных долин поражают воображение.

Чтобы поближе познакомиться с сельской частью страны, сядьте на обычный экспресс, идущий от станции Форт. Поначалу, когда поезд будет прокладывать дорогу из паутины линий на задворках станции Марадана сразу после Форта, поездка может показаться не слишком зах­ватывающей.

 

За Мараданой находится паровозное депо и мастерская Дематагода, внутри которого можно мельком разглядеть списанные паровые локомотивы. Местность скоро сменяется на сельскую, повсюду видны силуэты женщин, которые стоят, склонившись к земле, в воде по щиколотку, вручную высаживая рисовую рассаду. Для пахоты фермеры до сих пор запрягают быков. Повозки, запряженные волами и нагруженные дровами, погромыхивая, катятся по дорожкам в джунглях, мимо глино­битных хижин с крышами из пальмовых листьев.

Некоторые поезда останавливаются в Рагаме, на крупной пересадочной станции, от которой ответвляется одна линия, на север в Негомбо и Путталам. На следующей крупной станции, Гампаха, находит­ся ботанический сад Хенаратгода, ближе всех располо­женный к Коломбо (32 км).

 

На станции Вейянгода   в 35 км от Коломбо экспресс-поез­да встречаются с местными поездами, которые делают остановки на всех станциях до Полгахавелы и обратно, что позволяет хорошо рассмотреть сельскую жизнь в долинах. Когда я последний раз останавливался на станции Миригама в 48 км от Коломбо, начальник станции держал кроликов в клетке, выстроенной вокруг ствола растущего на плат­форме дерева. Пути были усыпаны золотистыми скорлупками тамбили (королевского кокоса), выпитыми страдающими от жажды путешествен­никами.

 

Несколько поездов сейчас останавливаются в Амбепуссе в 54 км от Коломбо — эта станция была первой остановкой первого поезда на линии, который прибыл сюда в 1865 г. Алавва — небольшая станция перед крупной узловой станцией Полгахавела, где поезда, иду­щие на север, сходят с линии Канди. Станция также отмечает окончание двухполосных путей из Коломбо, отсюда поезда следуют только в одном направлении.


Захватывающий спуск по холмам начинается на следующей станции, Рамбуккана. Сойдите здесь, чтобы попасть в слоновий питомник в Пиннавеле. К некоторым поездам, направляющимся  Канди, на Рамбуккане присоединяют дополнительный локомотив, что позволяет им проделать путь до станции Кадуганнава, расположенной в 517 м над уровнем моря. Максимальная скорость на этом отрезке пути — 32 км/ч, и может показаться, что поезд еле тащится, но к счастью, из окон открываются потрясающие виды — пышная растительность, глубокие долины и горные ручьи.


Вспомогательный локомотив, который тянет поезд через множество тоннелей и путаницу тропических лесов, отсоединяют на станции Каду­ганнава (Kadugannawa). Путешествие отсюда до Канди, по сути, предста­вляет собой спуск (с 517 м до 488 м над уровнем моря). Стройная колон­на, похожая на маяк, которую можно увидеть с платформы, — монумент, воздвигнутый в 1832 г. в честь капитана Доусона (Dowson), проложивше­го дорогу из Коломбо в Канди.

 

Как подобает станции, расположенной ближе всех к Королевскому ботаническому саду, платформа Перадения украшена растениями в горшках. От этой узловой станции поезда идут в Канди либо продолжают долгий путь в Бадуллу. Последний перед конечной остановкой отрезок длиной 6 км ведет через сельские пригороды и небольшие станции.

 

На светлой и чистой станции Канди четыре платформы. От 1-й плат­формы идет ветка до Матале. В главном вестибюле вокзала нахо­дятся комнаты отдыха и туалеты, а также камера для подозреваемых. Киоск, где продают легкие закуски, газеты и минеральную воду, дает воз­можность перекусить перед отъездом. Здесь локомотивы отсоединяют и перегоняют на другой конец поезда для обратного путешествия.

 

Слева от выхода из вокзала находятся книжный магазин и окошки билетных касс. Окошко, в котором можно оформить бронь на междуго­родный поезд, расположено справа от выхода и работает с 5:30 до 16:00. В двух других окошках продают билеты 1-го и 2-го класса, а также 3-го класса. Станция не относится к оригинальной застройке 1880 гг., но ее архитектура, подражающая типичной архитектуре Канди, обладает опре­деленным шармом. Вы можете пройти (по дороге прямо вперед) до храма Зуба Будды, но энергичные водители тук-туков предложат вас подвезти.


На автобусе.

 

В Канди и обратно ходят междугородные автобусы из Колом­бо (№ 1), отправление каждые 15 мин.

 

По дороге на втомобиле

 

Джунгли и мусор, орехи кешью и мебель из тростника, паровые катки и летучие лисицы — не самые обычные придорожные виды, но на линии Канди есть все это и даже больше.

Шоссе A1 из Коломбо в Канди — одна из самых оживленных трасс в стране.

Тянущаяся на 116 км от столи­цы — от рисовых полей в низинах до окутанных туманом холмов и до­лин — дорога может многое поведать о шриланкийском фольклоре и обра­зе жизни.

В 1926 г. Фрэнсез Паркинсон Кейес (Frances Parkinson Kayes) писала:

 

«Если бы я могла предпринять всего одну поездку по тропической стране, полагаю, я выбрала бы эту дорогу из Коломбо в Канди, потому что здесь за несколько часов пути можно увидеть величайшее разнообразие пейзажей изумительной красоты и всевозможных видов растений и чело­веческих существ — столько не увидишь, даже проехав вдвое и втрое больше в других местах».

 

Почти 80 лет спустя после того, как миссис Кейес, супруга сенатора США, совершила свое путешествие на легковом автомобиле в Канди, эта дорога не потеряла своей привлекательности.

По всей ее длине, по мере того как она взбирается от уровня моря в Коломбо до 448 м над уровнем моря в Канди, постепенно разворачивает­ся череда памятных знаков.

Официально дорога начинается у Президентского дома в Коломбо, хотя сейчас эта зона закрыта для публики. Там в одиночестве стоит статуя сэра Эдварда Барнса, отмечающая точку, от которой в Коломбо отсчиты­вают все расстояния. Варне был губернатором (1820-1821 и 1824-1831) тогдашнего Цейлона и верил, что управление страной можно улучшить, если прокладывать дороги, а не возводить укрепления. Сооружение доро­ги началось в 1820 г., а для движения она была открыта в 1825 г.

 

До ее появления путь от Коломбо до Канди занимал шесть недель, в основном люди передвигались группами, гуськом друг за другом по тро­пинкам в джунглях. Открытие дороги сократило время путешествия — теперь на запряженной волами повозке можно было добраться за десять дней.

В 1832 г. почтовая карета отправлялась в Канди трижды в неделю с максимальной скоростью 6 миль в час. Открытие службы пассажирского железнодорожного сообщения, связавшего Коломбо с Канди, в 1867 г. положило конец эпохе дилижансов.

 

Трудно представить себе эти дни, сидя в такси с кондиционером или в междугородном автобусе, несущемся по широкому современному шоссе, когда все путешествие занимает чуть более двух часов. Однажды я захотел проехать по этой дороге не торопясь, чтобы рассмотреть все, что встреча­ется на пути, а не нестись сломя голову, так что места и люди сливаются в одно расплывчатое пятно, — и нанял для этого тук-тук. Мне понадо­бился целый день, чтобы добраться до места назначения.

 

Пока трехколесник прокладывал себе путь через потоки пригородного транспорта, я быстро обнаружил недостатки такого способа передвиже­ния: выхлопные газы автобусов летели мне прямо в лицо, дерганое движе­ние трехколесника выматывало. Однако, сидя на заднем сиденье автомо­биля с открытыми боками, я мог заглядывать людям в глаза и с легкостью останавливаться, когда что-нибудь необычное привлекало мое внимание.

 

На обочинах дороги идет оживленная торговля. Первые ее признаки начинаются в 16 км от Коломбо, где в палатках на обочинах предлагают на продажу ананасы, выставленные на этажерках, словно книги в бумаж­ных обложках, или очищенные и разрезанные на четыре части, готовые к подаче с щепоткой соли и перца. Из ананасовой страны дорога на Канди ведет к первой в регионе каучуковой плантации где, в Мирисватте (Miriswatta), в 27 км от Коломбо, дорога отходит влево, к ботаническому саду Хенератгоды. Здесь были посажены первые каучуковые деревья в Азии, привезенные контрабандой из Южной Америки через лондонский ботанический сад Кью-Гарденз.

 

В Хораголле (Horagolla) есть парк, разбитый в садах фамильного дома Соломона Уэст Риджвей Диас Бандаранаике, премьер-министра в 1956-1959 гг. и отца г-жи Чандрики Бандаранаике Кумаратунга, ставшей президентом в 1994 г. Его супруга, Сиримаво, скончавшаяся в 2000 г. и похороненная здесь же, трижды занимала пост премьер-министра и была первой в мире женщиной-премьером. В память о Бандаранаике здесь установлен мемориал с колоннадой, а на другой стороне дороги на хол­мике находится павильон, воздвигнутый в честь его деда, Дона Соломо­на Диас Бандаранаике.

 

После перекрестка в Пасьяле (Pasyala) появляются девушки в разно­цветных коротких блузах и длинных задрапированных юбках, которые машут автомобилистам, чтобы заставить их остановиться. Эта область известна как Каджугама (Kadjugama), или деревня Кешью (Cashew Village) — здесь на десятках прилавков деревенские красавицы предлага­ют на продажу неочищенные и жареные орехи кешью. Редко находится водитель, который не поддается на их уговоры и не останавливается, чтобы купить немного кешью. Орехи запекают и чистят под навесами около шоссе — для этого женщины дважды ловко ударяют по каждому ореху камнем.

 

Грациозные изгибы и широкий размах дороги на Радавадунну (Radawadunna) — идеальные декорации для другого деревенского пред­приятия, продажи корзин и мебели из тростника. По обеим сторонам дороги выстроились магазины, в которых предлагают тростниковые сту­лья и корзины для белья, а также диковинки наподобие палочек для кок­тейлей и крышек для блюд. Также продаются набивные лоскутные подушки и метлы местного производства.

В нескольких местах около дороги выставлены сушиться на солнце плоские деревянные подносы, на которых лежит нечто, напоминающее сморщенные сигары. Они указывают на то, что неподалеку находится деревенская фабрика по производству биди (beedi), где старики заворачи­вают табак в ароматные листы тенду (tendu), импортируемые из Индии. Этот дешевый заменитель сигарет очень ценят деревенские жители.

 

Пройдя через город Варакапола (Warakapola), дорога разветвляется, трасса А6 уходит на северо-восток к Курунегале и Тринкомали. Середину путешествия отмечает гостиница в Амбепуссе.

 

Едкий запах тянется от покрытых пальмовыми листьями куч, над которыми поднимается плотный синий дым — это придорожные печи Для обжига извести. Густые заросли деревьев поднимаются у дороги там, ВДе в переливающейся зелени рисовых полей намечаются промежутки. Там же можно увидеть дикобразов — владельцы с гордостью поднимают их, демонстрируя туристам с фотоаппаратами.

 

Время от времени дорога приближается к берегу реки или пересекает ее. В своей книге Ceylon («Цейлон»), опубликованной в 1859 г., сэр Джеймс Эмерсон Теннент (Sir James Emerson Tennent), прежний секре­тарь колонии Цейлон, пишет: «В бесчисленных потоках, которые пересе­каешь на пути, можно в любое время суток увидеть сингальцев, предаю­щихся своей страсти к купанию».

 

С тех пор ничего не изменилось. Мальчики в саронгах, подоткнутых наподобие набедренной повязки, плещутся в стремнинах, а женщины скромно купаются ближе к берегу.

Машины 1950-х гг. выпуска, брошенные у зеленых изгородей, намека­ют на то, что в автомастерских между Галигомувой (Galigomuwa) и Ранвалой (Ranwala) можно найти настоящую сокровищницу запчастей к клас­сическим машинам.

Рядом с сараями, набитыми хромовыми колесными колпаками и бамперами, можно увидеть обтекаемые формы английских, французских и американских легковых автомобилей середины XX в., там же сложены снятые дверцы и разнообразные панели от разбитых японских микроавтобусов.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.